Отечественная война 1812 года
 

 

 

 

 

 

 

 

Главная

 
Дипломатическая дуэль
От Немана до Смоленска
Начало войны 1812 года

Назначение Кутузова

Бородинское сражение
Взятие Москвы
Наполеоновская пропаганда
Партизанская война
Наступление русской армии
Переправа через Березину

Итоги войны 1812 года

Исторические личности
Исторические документы
Ссылки на полезные ресурсы
Форум проекта
Контакты

 

Статистика посещений

 
 

 

 

Наши партнеры

 

 

 

 

 

Бородинское сражение

Атака Багратионовых (Семеновских) флешей и деревни.

Семеновское. Однако основные события в утро Бородинской битвы развернулись у деревни Семеновское. Именно здесь Наполеон решил нанести главный удар, чтобы прорвать оборону русских, рассечь их войска, загнать в треугольник, образуемый реками Колочой и Москвой, и уничтожить.
6 часов. После сильного артиллерийского обстрела две дивизии французов пошли в первую атаку на Семеновские флеши. Огнем орудий с русских позиций и ружейным огнем егерей атака была сорвана. В этом бою командир 5-й пехотной дивизии корпуса Даву генерал Ж.-Д. Компан получил тяжелое ранение в руку, а сам командующий 1-м корпусом маршал Даву был контужен.

6 часов 30 минут. Даву приказал повторить атаку и сам возглавил атакующих, которым удалось захватить одну из флешей. Гренадеры Воронцова и пехота Неверовского, посланные на помощь Багратионом, в штыковой контратаке выбили противника с захваченной им позиции. Вдогонку за бегущим неприятелем бросилась русская конница.

8 часов. Видя, что силами двух-трех дивизий флеши не взять, Наполеон бросил в бой новые подкрепления В третьей атаке участвовало уже пять дивизий Даву и Нея и три кавалерийских корпуса Мюрата, всего более 30 тыс. человек при 160 орудиях. Багратион успел подтянуть на помощь Воронцову и Неверовскому две дивизии и часть резервной артиллерии. Кроме того, Раевский перебросил со своей Курганной высоты иа помощь осажденным восемь пехотных батальонов, а Тучков с Утицкого кургана - 3-ю дивизию Коновницына с артиллерией. Силы русских войск составляли теперь 15 тыс. бойцов (один против двух). Багратион запросил также подкреплений из резерва зова. Но на передислокацию этих войск к деревне Семеновское требовалось не менее двух часов.

Всю тяжесть мощного удара французов на Семеновские флеши приняла в начале третьей атаки сводная гренадерская дивизия генерала М. С. Воронцова, около 2 тыс. человек. Раненный в штыковой атаке, Воронцов позднее вспоминал: "Сопротивление моей дивизии не могло быть продолжительным - она исчезла не с поля сражения, а на поле сражения". Отважные воины почти все полегли на флешах. На этот раз французам удалось захватить позиции русских. Но Багратион перегруппировал войска, усилил 27-ю дивизию Неверовского восемью батальонами от Раевского, бросил в бой кирасир 2-й дивизии и к 9 ч утра отбил флеши у французов.

9 часов 30 минут. Пять пехотных дивизий Даву и Нея вновь, в четвертый раз, атаковали флеши. Русские были снова выбиты, и французы даже ворвались в деревню Семеновское. 10 часов. В штыковую контратаку пошли четыре полка из гренадерского пехотного корпуса генерала М. М. Бороздина 1-го и восемь батальонов корпуса Н. Н. Раевского. Французы были вновь отброшены к Утицкому лесу.

Вот как вспоминал об этом один из русских очевидцев:
"Уже французы подошли под самый люнет, и пушки наши после окончательного залпа умолкли. Глухой крик давал знать, что неприятели ворвались на вал, и началась работа штыками. Французский генерал Коленкур первый ворвался с тыла на редут и первый был убит; кирасиры же его, встреченные вне окопа нашею пехотою, были засыпаны пулями и прогнаны с большим уроном...".

И только на 8-й раз, после семи часов почти непрерывного штурма, французам наконец к 12 ч дня удалось захватить флеши окончательно. На этот раз Наполеон на 112 узком участке фронта, около 1000 м, сосредоточил 400 орудий и бросил в бой 45 тыс. штыков и сабель. Этой лавине противостояло около 18 тыс. защитников уже разрушенных предыдущем огнем флешей. И тем не менее Багратион лично повел свои израненные войска в контратаку навстречу этой громаде войск. На подступах к позициям русских началась рукопашная схватка. В этой последней в своей жизни атаке Багратион был тяжело ранен. Выбыли из строя многие другие генералы. Русские войска, потеряв командиров, дрогнули и начали отступать. Командир 3-й пехотной дивизии П. П. Коновницын возглавил отступающие войска и отвел остатки бойцов Семеновских флешей, 8-10 тыс. человек, за овраг, на вторую линию обороны, проходившую по гребню Семеновского оврага.


Семичасовая лобовая атака Семеновских флешей не приблизила Наполеона к победе. Наоборот, он вынужден был изменить первоначальный план сражения и одновременно с продолжением атак на флеши начать новое наступление на батарею Раевского. Рейд кавалерии Уварова и Платова. Отход русских войск за Семеновский овраг создавал угрозу флангового удара по Курганной высоте, на которой находилась батарея Раевского. Сражение за этот курган - второй центральный эпизод Бородинской битвы после боя у Семеновских флешей. Сражение за батарею Раевского развернулось во всю силу во второй половине дня. Кутузов хорошо понимал все значение этой высоты как главного опорного пункта для защиты 114 второй линии обороны по Семеновскому оврагу. Но на этой позиции надо было еще укрепиться, привести в порядок отступившие от Семеновских флешей войска, подтянуть резервы, ослабить натиск на батарею Раевского, которую уже дважды безуспешно атаковали войска Евгения Богарне. Для такой реорганизации необходимо было выиграть время.

Это время дал блестяще задуманный и использованный рейд русской конницы по тылам французской армии. В 10 ч кавалерия Уварова и казаки Платова, скрытно переправившись через реку Колочу недалеко от слияния ее с рекой Москвой, ударили в тыл корпуса Богарне в направлении деревни Беззубово. Атака была столь неожиданной и внезапной, что посеяла панику и в самой ставке Наполеона.Французский император немедленно приостановил натиск на батарею Раевского, отозвал дивизии Молодой гвардии, срочно повернув их в обратную сторону. Наполеон сам решил произвести рекогносцировку на Новой Смоленской дороге. Навстречу ему с криком "Казаки! Казаки!" неслись повозки с денщиками офицеров. Бежали обозники, маркитантки и многочисленная прислуга "новых дворян". Паника усилилась, когда Наполеону сообщили, что его пасынок попал к казакам в плен , а русские перешли в наступление. Богарне, едва избежав гибели или плена, срочно отозвал из-под Курганной высоты одну дивизию кавалерии Груши и Итальянскую гвардию, приказал им отступить и усилить оборону села Бородино. Хотя реальный урон войскам Наполеона от этого рейда был незначительный, психологический эффект был огромен. Главное же - рейд дал русской армии двухчасовую передышку, с 12 до 14 ч, которую она использовала для укрепления своих позиций и приведения в порядок войск. В командование левым флангом вместо смертельно раненного Багратиона вступил командир пехотного корпуса генерал Д. С. Дохтуров. Прежде всего, воспользовавшись передышкой, он укрепил батарею Раевского. На помощь ослабленной пехотной дивизии Лихачева подошел пехотный корпус генерала А. И. Остерман-Толстого в составе 8 полков, а также 7-я пехотная дивизия. По приказу Кутузова из главного резерва сюда же были переброшены созданные еще Петром I, гвардейские Преображенский и Семеновский полки.

Несколько позднее Кутузов направил в помощь Дохтурову 2-й кавалерийский корпус Ф. К. Корфа и 3-й кавалерийский корпус П. П. Палена. Словом, пока Наполеон разобрался, что рейд Уварова и Платонова не более чем диверсия по тылам, а никакое не контнаступление русских войск, Кутузов заново укрепил вторую линию обороны, где опорными пунктами стали батарея Раевского и деревня Семеновское. Бой за батарею Раевского и деревню Семеновское. 14 часов. Французы возобновили атаки на батарею. Под прикрытием огня 130 пушек в лобовую атаку пошли три пехотные дивизии под командованием генералов Брусье, Морана и Жерара. Одновременно на фланги батареи была брошена кавалерия О. Коленкура, Латур-Мобура и Шатле. Первый приступ пехоты был отбит, как и натиск кавалерии Коленкура. Однако, несмотря на огромные потери, противник рвался вперед. Во время второй атаки француз-120 ской кавалерии удалось прорваться сквозь боевые порядки второй линии обороны русских, между батареей и деревней Семеновское, и выйти к Курганной высоте с тыла. Пока русские пехотные и кавалерийские части, окружавшие батарею Раевского, успешно отражали неожиданный прорыв неприятеля, пехотные дивизии Брусье, Морана и Жерара ворвались на высоту. Внутри укреплений батареи завязался ожесточенный рукопашный бой. Силы французов в 4 раза превышали силы русских. Почти вся 24-я дивизия полегла в этом бою. Ее командир, весь израненный генерал П. Г. Лихачев, командовал своими солдатами до последней минуты, а когда увидел, что все его воины полегли на поле боя, "бросился в ряды неприятельские в надежде разделить участь храбрых солдат своих, получив славную смерть" (по воспоминаниям участника сражения). Однако, увидев русского генерала со шпагой в руке одного, без всякой защиты, целый батальон французских солдат обрушился на него. Раненый П. Г. Лихачев был обезоружен и взят в плен. Наполеоновские солдаты хорошо знали правила "великой армии" - за пленного генерала полагался орден Почетного легиона и крупная денежная премия. Когда генерала Лихачева доставили к Наполеону и рассказали ему о последнем штурме батареи, он был поражен мужеством русских солдат и приказал вернуть отважному русскому командиру шпагу, перевязать и накормить его; однако П. Г. Лихачев отказался принять шпагу из рук врага. После падения батареи Раевского на этом участке сражения русские войска отошли на 1-1,5 км и заняли третью линию обороны. Потеряв в непрерывных атаках на Семеновские флеши и батарею Раевского огромное число пехоты и кавалерии, Наполеон с 16 ч отказался от дальнейшего наступления, хотя некоторые генералы и предлагали ему ввести в бой последний резерв - Старую гвардию. До наступления сумерек с обеих сторон велась лишь артиллерийская и ружейная перестрелка.Боевые действия после 16 ч продолжались лишь на Утицком плацдарме, на левом фланге русской армии.

Бой за Утицкий плацдарм. Первая атака корпуса Понятовского на Утицкий курган в 8 ч была отбита, и он остановился, ожидая подкреплений.

11 часов. Атаки Понятовского. В разгар 6-й и 7-й атаки французов на Семеновские флеши, когда Наполеон ввел в бой свежий VIII пехотный корпус генерала А. Жюно в составе 9 тыс. человек, Понятовский предпринял новую попытку атаковать неприятеля, которая увенчалась успехом. Поддерживаемый с левого фланга войсками Жюно, корпус Понятовского сумел захватить важную высоту над Старой Смоленской дорогой - Утицкий курган. Это создавало очень серьезную обстановку для всей русской армии. Становился возможным фланговый обход по Старой Смоленской дороге основных сил Кутузова у деревни Семеновское 122 и батареи Раевского.

12 часов. Контратака Н. А. Тучкова 1-го. Оборону русских войск на Утицком плацдарме возглавил генерал-лейтенант Н. А. Тучков 1-й . Чтобы усилить III корпус, так как войска Коновницына ушли на помощь обороняющим Семеновские флеши, Тучков взял из резерва 17-ю пехотную дивизию. Пехотинцы Олсуфьева ударили справа, 1-я гренадерская дивизия Строганова - слева, а сам Н. А. Тучков 1-й во главе Павловского гренадерского полка пошел на штурм Утицкого кургана в лоб. Противник был опрокинут и снова отступил. Русские войска овладели высотой.

В этом бою мужественный военачальник был смертельно ранен . Командование русскими войсками на этом участке битвы перешло к генералу К. Ф. Багговуту.

15 часов. 3-я атака Понятовского. Узнав о взятии батареи Раевского на Курганной высоте, Понятовский предпринял третью атаку. Две колонны пехоты попытались прорваться по правому флангу русской обороны, в обход Утицкого кургана. Встречной штыковой атакой солдат Рязанского, Брестского и подоспевшего им на помощь Минского полков противник был опрокинут и отступил. В этой контратаке участвовали также 500 человек ратников из Московского ополчения, стоявшие позади Утицкого кургана на Старой Смоленской дороге.

16 часов. 4-я атака Понятовского. К этому времени на всем своем протяжении линия противостояния противников стабилизировалась, лишь Утицкий курган врезался, подобно батарее Раевского, в расположение наполеоновских войск на 1,5-2 км. Последним своим наступательным приказом На полеон приказал Понятовскому во что бы то ни стало выбить русских и с этой возвышенности. На этот раз Понятовский бросил в бой не только пехоту, но и кавалерийскую бригаду И. Каминского. Первые приступы были отбиты с большими потерями для наступающих. Но вскоре К. Ф. Багговут получил два тревожных известия: первое - все русские войска левого фланга после потери Курганной высоты отошли за Семеновский овраг, второе - в образовавшуюся брешь между Семеновским оврагом и деревней Утицей, где в редком лесу и кустарнике целый день держали оборону егеря 20-го и 21-го полков под командованием И. Л. Шаховского, ринулись две пехотные дивизии маршала Жюно.

Возникла вполне реальная угроза отсечения защитников Утицкого плацдарма от главных сил, а затем и окружения, ибо в это время кавалерия Каминского, пробившись сквозь казачьи пикеты отряда генерала Карпова 2-го и обойдя 1-ю гренадерскую дивизию Строганова с фланга, вышла в тыл защитникам Утицкого кургана.

В этих условиях Багговут принимает решение оставить Утицкий плацдарм и отступить на 1,5 км назад, в верховья Семеновского ручья, на одну линию с остальными русскими войсками. Задержав Жюно и рассеяв кавалерию Каминского, Багговут организованно отошел, вывезя все орудия и раненых. К 17 ч активные военные действия прекратились и на этом крайнем левом фланге русской армии.
Основные итоги и последствия Бородинского сражения. Вот смерилось. Были все готовы Заутра бой затеять новый И до конца стоять...М. Ю. Лермонтов

С наступлением сумерек прекратилась ружейная и пушечная перестрелка. Русские войска остались на линии обороны от деревни Горки до Старой Смоленской дороги. Вперед была выдвинута пехота, во второй линии стояла кавалерия, в третьей - гвардия. Кутузов не изменил такого расположения войск вечером 7 сентября, первоначально намереваясь "заутра бой затеять новый".

Прусскому генерал-адъютанту на русской службе Л. Вольцогену, состоявшему при Главной квартире, главнокомандующий прямо сказал после окончания сражения: "Неприятель отражен на всех пунктах, завтра погоним его из священной земли русской". Более того, в первом своем приказе Кутузов даже дал распоряжение Барклаю, Дохтурову и Милорадовичу за ночь соорудить два новых укрепленных редута - один у деревни Горки и второй - напротив Курганной высоты, дабы "завтра возобновить сражение с неприятелем". Были начаты уже земляные работы. Дополнительным фактором к первоначальному решению было сообщение русской разведки, что французы неожиданно отвели войска в тыл, за Семеновский овраг, со всех занятых ими после таких кровопролитных боев позиций - с батареи Раевского, из деревни Семеновское, с Утицкого кургана, оставив там лишь слабые заслоны. Действительно, с наступлением темноты Наполеон отвел почти все свои войска примерно на 1,5-2 км назад, на линию деревень Доронино - Шевардино - Алексинки - Бородино, т. е. на исходные позиции перед началом Бородинской битвы.

О мотивах этого решения Наполеона среди историков до сих пор идут споры. Одни утверждают, что французский полководец опасался ночной атаки русских. По свидетельству других очевидцев из окружения Наполеона, он, видя упорство и мужество, с которым русские войска оборонялись 7 сентября, не без основания предполагал, что утром 8 сентября они снова пойдут в бой. Но на этот раз он решил изменить схему сражения: пусть-ка теперь русские штурмуют его новые укрепления у Доронино - Шевардино - Бородино.

Как бы то ни было, истина так и осталась до конца не раскрытой, ибо наутро 8 сентября воевать Наполеону было уже не с кем - по второму приказу Кутузова русская армия в 6 часов утра 8 сентября ушла с Бородинского поля.

Чем вызвано было это окончательное решение Кутузова, если 10 сентября и в реляциях царю ("Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию, в которую пришел нас атаковать"), и в личных письмах жене ("Я, слава богу, здоров, мой друг, и не побит, а выиграл баталию над Бонапартием") он даже после отступления с поля боя называл Бородино победой русской армии?

Смысл этого приказа состоял не в отказе от второгосражения - Кутузов хотел его дать на новой позиции, в 18 км от Бородино, за Можайском. Об этом своем решении утром 27 августа (8 сентября) он сообщил Александру I: "Я взял намерение отступить 6 верст, что будет за Можайском и, собрав расстроенные баталией войска, освежа мою артиллерию и укрепив себя ополчением Московским... увижу я, что могу предпринять против неприятеля".

Таким образом, речь шла не об отказе от продолжения сражения, а о выборе новой позиции для возобновления сражения. Действительно, Бородинское сражение, носившее столь кровопролитный характер, вызвало такие огромные потери с обеих сторон (только убитых свыше 100 тыс.- 58 тыс. французов и 45 тыс. русских, из них более 78 генералов - убитых и раненых), что на самом поле сражения просто невозможно было сражаться - настолько оно было завалено трупами убитых и еще не вывезенных тяжелораненых.

Надо сказать, что современники Бородинской битвы также считали ее победой русского оружия и не видели в оставлении поля боя 8 сентября русской армией поражения Кутузова. Даже Александр I, отнюдь не расположенный преувеличивать заслуги не любимого им главнокомандующего, Рескрипт от 12 сентября (накануне совета в Филях и отказа Кутузова от сражения у стен Москвы о назначении А. П. Тормасова командующим 2-й армией вместо тяжело раненого П. И. Багратиона начал такими словами: "В знаменитой победе, одержанной над императором Наполеоном генерал-фельдмаршалом князем Кутузовым под Бородиным...".

Новый военный чин Кутузова упоминался не случайно. Начав битву генералом от инфантерии, Кутузов после нее стал генерал-фельдмаршалом. Были награждены и остальные участники сражения:М. Б. Барклай-де-Толли - орденом Св. Георгия 2-й степени, 14 генералов (П. И. Багратион, Д. С. Дохтуров М. М. Милорадович и др.) - орденом Св. Георгия 3-й степени. Все нижние чины получили по 5 руб. золотом.

Не считал себя побежденным и Наполеон - ведь русские отступили на другой день. Но, в отличие от всех своих предыдущих побед, он оповестил о ней почему-то не сразу, а только через пять дней (18-й бюллетень от 12 сентября 1812 г.), когда ему окончательно стало ясно, что второго Бородина под Можайском не будет, а русская армия отошла уже к Москве.

Много позднее, уже на острове Св. Елены в ссылке, заново осмысливая всю свою эпопею 1812 года, Наполеон выдвинул формулу, во многом примирившую потомков участников Бородинского сражения: "Французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми".