Отечественная война 1812 года
 

 

 

 

 

 

 

 

Главная

 
Дипломатическая дуэль
От Немана до Смоленска
Начало войны 1812 года

Назначение Кутузова

Бородинское сражение
Взятие Москвы
Наполеоновская пропаганда
Партизанская война
Наступление русской армии
Переправа через Березину

Итоги войны 1812 года

Исторические личности
Исторические документы
Ссылки на полезные ресурсы
Форум проекта
Контакты

 

Статистика посещений

 
 

 

 

Наши партнеры

ставки кс го от 1 рубля

 

 

 

 

 

Исторические Документы Эпохи

Нейтрализация Наполеона путем дипломатических "объятий"
Из письма Александра I императрице-матери Марии Федоровне, сентябрь 1808 г.

Тильзит - это временная передышка, для того чтобы "иметь возможность некоторое время дышать свободно и увеличивать в течение этого столь драгоценного времени наши средства и силы... А для этого мы должны работать в глубочайшей тайне и не кричать о наших вооружениях и приготовлениях публично, не высказываться открыто против того, к кому мы питаем недоверие".

Русская старина- 1899.-Кн. 4. - С. 18-23.
 

Из записки М. М. Сперанского "О вероятностях войны с Францией после Тильзитского мира", конец декабря 1811-начало января 1812 г.

Вероятность новой войны между Россией и Францией возникла почти вместе с Тильзитским миром. Самый мир заключал в себе почти все элементы войны. Ни России с точностью его сохранить, ни Франции верить его сохранению невозможно...
Тильзитский мир по существу своему есть мир невозможный не потому, чтобы Россия не могла выдержать торговых его последствий, но потому, что она не может никогда представить Франции достаточного ручательства в точном его сохранении. Следовательно, удаляя войну, должно, однако же, непрестанно к ней готовиться. Должно готовиться не умножением войск, которое всегда опасно, но расширением арсеналов, запасов, денег, крепостей и воинских образований.

Русская старина.- 1900.-№ 1.-С. 57-65;
Внешняя политика России XIX и начала XX века.- М, 1962.- Т. VI.- С. 256.


Из доклада министра иностранных дел Ф ранции Ж-Б. Шампаньи - (герцога Кадорского) Наполеону "Взгляд на дела континента и сближение России с Великобританией", 16 марта 1810 г.

Россия, Пруссия, Дания, Швеция под прикрытием открытого разрыва с лондонским двором и тесного союза с Францией сохраняют настоящий нейтралитет, выгодный только англичанам, поскольку состояние нашего флота делает этот нейтралитет совершенно для нас иллюзорным... Итогом этого подлинного изложения вещей является следующее: откровенно противостоящие интересы скоро вызовут более или менее выраженное противоречие политики Франции и политики России. Но тем не менее, не пренебрегая способами продолжить союз, база которого рушится, не отказываясь совершенно от надежды найти какую-то уверенность в переговорах с британским кабинетом, приучимся заранее рассматривать Россию как естественного союзника Англии и подготовимся к борьбе с результатами сближения этих двух держав на континенте, коль скоро более не в наших силах помешать этому.


Н. К. Ш и л ь д е р. Император Александр I.- Спб., 1897,- Т. III.- С. 471-483.
 

Французский посол в Петербурге Арман де Коленкур об опасности войны с Россией
Позиция Александра I

Из беседы царя с Коленку ром 11 мая 1811 г. в Петербурге

Если император Наполеон начнет против меня войну, возможно и даже вероятно, что он нас победит, если мы примем бой, но эта победа не принесет ему мира. Испанцев нередко разбивали в бою, но они не были ни побеждены, ни покорены. Однако они находятся от Парижа не так далеко, как мы, у них нет ни нашего климата, ни наших ресурсов. Мы постоим за себя. У нас большие пространства, и мы сохраняем хорошо организованную армию... Даже победителя можно заставить согласиться на мир... Если военная судьба мне не улыбнется, я скорее отступлю на Камчатку, чем уступлю свою территорию и подпишу в своей столице соглашение, которое все равно будет только временной передышкой...
Позиция Наполеона.


Из беседы Наполеона с Коленку ром 5 июня 1811 г. в Париже
Я хочу, чтобы союз был мне полезен, а он не является более таковым с тех пор, как Россия начала допускать нейтральные суда в свои порты... Для того, чтобы мир был возможен и длителен, необходимо, чтобы Англия была убеждена, что она не найдет больше сочувствующих на континенте... Необходимо также, чтобы русский колосс и его орды не могли больше угрожать Югу внезапным вторжением.

Caulaincourt A. Memoires du general
Caulaincourt, L ambassade de Saint-
Petersbourg et la campagne de Russie.-
Paris, 1933.- T. I.- P. 270-293.
 

Свидетельство русского современника о причинах предстоящей войны с Францией

Я считал войну с Францией делом вполне естественным... Насильственный и невыгодный мир, который был недавно заключен, настоятельные просьбы нескольких правительств, деспотическое давление на нас французского двора, лживость его послов, недовольство всего нашего народа привели к разрыву, политические поводы которого остаются от меня скрыты.


Дневник Александра Чичерина, 1812-1813.- М., 1966.- С. 83.
 

Приказ-бюллетень Наполеона к войскам 22 июня 1812 г. накануне вторжения

Солдаты! Вторая польская война началась! Первая окончилась под Фридляндом и в Тильзите, где Россия клялась вечно сохранять союз с Францией и враждовать с Англией. Она нарушила клятву!.. Россия увлечена роком! Она не уйдет от своей судьбы. Неужели она полагает, что мы изменились? Разве мы уже не воины Аустерлица?.. Итак, вперед! Перейдем за Неман, внесем оружие в пределы России! Вторая польская война будет Столь же славной для Франции, сколь и первая, но мир, который мы заключим, будет прочнее и прекратит пятидесятилетнее кичливое влияние России на дела Европы.

Михайловский-Данилевский А. И. Описание
Отечественной войны в 1812 году.-Спб., 1843.-Ч. I.-С. 147-148.
 

Официальное объяснение отступления русской армии
Из сообщения Главной квартиры 17(29) июня 1812 г.

Опыт прошедших браней и положение наших границ побуждают предпочесть оборонительную войну наступательной по причине великих средств, приготовленных неприятелем на берегах -Вислы... Сии соображения требуют того, чтобы избежать главного сражения, доколе князь Багратион не сближится с первою армиею и потому нужно было Вильно до времени оставить.

Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 г.-
М., 1962.- С. 274-275.

Свидетельство очевидца о начале продовольственных трудностей во французской армии

Мы с каждым днем приближались к Вильне, дни стояли теплые. Во всех отношениях мы перебивались кое-как, уже мало было хлеба, а мука, молоко, вино и водка сделались большой редкостью... Купить ничего нельзя было, потому что маркитанты не поспевали за нашим быстрым передвижением. Офицеры должны были довольствоваться тем, что добывала воровством и грабежом их прислуга... поэтому в первые дни за Неманом общая нужда вызвала крупнейшие беспорядки.


Росс Г. С Наполеоном в Россию:
Записки врача Великой Армии/
Пер. с немец.- М., 1912.- С. 10-11.

Свидетельство русского очевидца о битве за Смоленск 16-17 августа 1812 года

Русские не отступали ни на шаг, дрались как львы. Французы, или, лучше сказать, поляки, в бешеном исступлении лезли на стены, ломились в ворота, бросались на валы... Наконец, утомленный ратоборством нашим, Наполеон приказал жечь город, которого не мог взять грудью... И дома, церкви и башни обнялись пламенем... Опламененные окрестности, густой, разноцветный дым, багровые горы, треск лопающихся бомб, гром пушек, кипящая ружейная пальба, стук барабанов, вопль старцев, стоны жен и детей...- вот что представлялось нашим глазам, что поражало слух, что раздирало сердце! Толпы жителей бежали из огня, полки русские шли в огонь, одни спасали жизнь, другие несли ее на жертву.

Глинка Ф. Н. Письма русского офицера.- Смоленск, 1946.-С. 16-17.

Командующий 2-й армией П. И. Багратион о разногласиях с командующим 1-й армией М. Б. Барклаем-де-Толли
Из письма генерал-губернатору Москвы Ф. В. Ростопчину, август 1812 г.

Все отступление его (Барклая.- В. С.) для меня и всей армии непостижимо, а еще хуже, что станет на позицию, вдруг шельма Платов даст знать, что сила валит, а мы снимайся с позиции и беги по ночам в жар и зной назад, морим людей и на погубу несем (неприятеля.- В. С. ) за собою...
У нас охота у всех чрезвычайная, даже сами пленные говорят, что если мы их атакуем, они все побегут. Мне кажется, иного способу уже нет, как, не доходя два марша до Москвы, всем народом собраться и что войска успеет, с холодным оружием, пиками, саблями и что попало соединиться с нами и навалиться на них...

Дубровин Н. Ф. Отечественная война в письмах
современников, 1812-1815 гг.-Спб., 1882.-С. 74-75